Защитники, возвращающиеся из войны, чувствуют себя чужеродным элементом

Если бы не гробы — я бы до сих пор не верил, что эта война не понарошку.

Вот я пишу это, в метро, ночью по дороге домой. А напротив меня сидит солдат. У него большой рюкзак, явно домой с вокзала. И лицо у него такое доброе. Он закрывает глаза и очень хочет спать, а рядом две девочки и мальчик хохочут о своих проблемах и открытиях. А он непонимающе смотрит по сторонам. На этот чужой мирный мир. А лицо доброе как у мальчика, который на уроке биологии не может зарезать лягушку. И никак не верится, что еще пару дней назад он поливал из своего АКС по посадке, где стоял другой его ровесник.

А вот сейчас он закрыл уши руками. Толи его раздражает шум метро, то ли компании рядом, то ли он так пытался поспать.
Теперь он как-то грустно смотрит вокруг на этот, ставший совсем чужим, мир.
Он выглядит в этом вагоне чужеродным элементом. Как голая женщина в церкви, как Ролс Ройс в кратере Луны, как пуля в человеческом теле, как война в Украине.
А если компашку со всем их весельем отвезти в Пески, они будут там смотреться так же неуместно как он со своей грустью здесь.

Как бы я хотел, чтобы большинство людей смогло оценить тот подвиг, который он совершил там. Понять, что такое ранняя смерть, смерть, которую не звали, которая пришла без стука.

Я бы очень хотел, чтобы люди это поняли сейчас и на чужом опыте. Начали помогать тем, чья грудь стоит между ними и смертью, бушующей на востоке. Может быть тогда они смогли бы чем-то помочь этим ребятам. Спасти еще хотя бы одного. И смерть бы не пришла сюда, где можно ездить на метро и смеяться по пустякам.

Главное, чтобы мы поняли. Главное, чтобы начали действовать.

Главное, чтобы действовать начал ты.

Виталий Дейнега

Основатель волонтерской организации “Повернись живим”

Ще цікаві повідомлення

Не бажаєте прокоментувати?