Яблоки из сада Довженко, или ХХ век в зеркале кинематографа

“Многие мастера пера, кино, зодчества оказались заложниками господствующей идеологии: украинский сценарист и режиссер, фильмы которого не уступают голливудским, Довженко Александр (1894 – 1956) вовсе был вынужден работать по указке Кремля. «Виной» тому было его прошлое: по молодости он вступил в ряды армии УНР (более известны как петлюровцы), то есть фактически принял антибольшевистскую сторону баррикад…”   

Муканова Гюльнар, кандидат исторических наук, доцент Казахского национального университета им. аль-Фараби. 

Муканова Гюльнар

Развитие киноиндустрии пришлось на начало прошлого столетия. Мир восхищался выразительной, на грани страсти, игрой актеров так называемого «немого» кино, проливая слезы согласно сценарию и режиссуре. Пленки документальной хроники фиксировали факты из жизни монархов и – крестьян, генералов и – рядовых рекрутов, роскошные балы и – пахоту на волах. Мир синема оказался увлекательным, героям кинолент хотелось подражать. Словом, кино стало мощным инструментом пропаганды и эстетического воспитания. Зритель внимал киногероям, поиск историй жизни которых происходил в борьбе идей. Вопрос: «С кем вы, деятели культуры?!» звучал совсем не риторически.

Не избежали увлеченья данным видом искусства и казахские интеллектуалы. Ильяс Жансугуров не мог пройти и мимо нового, зарождающегося искусства — кинематогрофа. Он даже сыграл эпизодические роли в массовках. К примеру, ему досталась роль рядового казаха в картине «Степная песня», отснятой к 10-летию образования Казахской советской республики. В 1930 г. на страницах газеты «Еңбекші қазақ» вышла статья И. Жансугурова «Ұлы мылқау сөйлей бастайды» («Ве­ликий Немой заговорил»). Одним из первых казахоязычных авторов Жансугуров проявил себя в качестве кинокритика, кинематографу посвящен его стих «Кинода» («В кино»), записи о фильме «Земля» украинского режиссера Довженко.

Жизнь, зафиксированная на пленке и выведенная на экране, вызывала неподдельный интерес. Габит Мусрепов в докладе 1940 г. подчеркивал: «Мы, казахские писатели, хотим активно участвовать в создании картин полноценных, проблемных не только в масштабе союзного, но и мирового экрана». Писатель анализировал фильм «Песни Абая». Калтай Мухамеджанов в 1970-80-х годах относил к образцовым режиссерам, достойным подражания, С. Ходжикова и С. Нарымбетова, знавших литературу как «свое кровное дело».

Изначально о пропаганде через киноискусство речь не шла; геополитика вписалась в кадр и – пребывает там до сих пор, пожизненно. Взаимоотношения власти и мастеров искусства – тема извечная; возьмешь «не ту» ноту, как автор кюя «Хромой кулан», и – твоему инструменту по велению хана зальют свинцом глотку! Позиция Мастеров избирательна: знаменитый Маркес, к примеру, прерывал творческий процесс, бросая вызов диктаторским режимам.

Как пишет в своей книге «Мелочи жизни» кинорежиссер, сценарист Ермек Турсунов, «дело это тонкое и ненадежное – оценивать. Подлинное искусство вроде как не нуждается в сравнениях, и устраивать среди художников соревнование тоже, знаете ли, не очень… Между тем художник, когда творит, не думает об этом… Интересно, а живи сейчас среди нас Шакен Айманов или Мухтар Ауэзов… Или Мустафа Шокай… Что бы было? По каким номинациям мы бы их оценивали?..»

В действительности, многие мастера пера, кино, зодчества оказались заложниками господствующей идеологии: украинский сценарист и режиссер, фильмы которого не уступают голливудским, Довженко Александр (1894 – 1956) вовсе был вынужден работать по указке Кремля. «Виной» тому было его прошлое: по молодости он вступил в ряды армии УНР (более известны как петлюровцы), то есть фактически принял антибольшевистскую сторону баррикад.

Мы изучили фильмографию и послужной список А. Довженко. Его картина «Звенигора» («Заколдованное место», 1927) о вечной мечте украинского народа о воле и счастье заложила фундамент нового направления в киноискусстве – украинского поэтического кино. В следующем, 1928 году, им снимается основанный на историческим событиях восстания 1918 года в Киеве фильм «Арсенал». Затем в его судьбе калейдоскопически меняются акценты, Довженко приняли на работу в МИД, он служит в Варшаве и Мюнхене, где параллельно учится киноискусству (впечатлений хватило на сценарий фильма «Сумка дипкурьера» о покушении на латыша Теодора Нетте), – ловушка захлопнулась, как только он ступил на московский перрон. Довженко пополнил категорию «невыездных» (но внешне почитаемых) граждан. Даже в годы Великой Отечественной войны его не коснулись бронь и эвакуация; напротив, он работал военным корреспондентом. Грезил Голливудом, писал письма друзьям в надежде не столько поработать в США (мешал языковой барьер), сколько – изнутри посмотреть на святая святых – процесс создания шедевров Чарли Чаплина…

Доносительство в СССР не переводилось; многим деятелям культуры, науки пришлось испытать на себе яд недоброжелателей, излитый на бумагу, адресованную в спецорганы. Бдительные сограждане указывали на аристократизм происхождения чингизида Алихана Букейханова, например. Лидера «Алаш», согласившегося работать в наркомате Казахской автономии, через некоторое время вывезли за пределы республики и держали под присмотром в Москве, дабы не оказывал пагубное влияние на казахов. Заложники идеологии, безусловно, привлекались к редакторской работе, их мнение запрашивали по вопросам этнотрадиций и краеведения. В целом же, содержание их творений проходило жесткую цензуру. Иосифу Сталину пришлась не по нутру картина Довженко «Земля» (1930), в которой раскулаченные хуторяне вызывали у зрительного зала сочувствие, а братоубийственные раздоры (из-за земли) щемили душу. Удивительно то, что игра света, крупные планы, – почти 3D! – ныне смотрятся современно, хотя то было немое кино! Фильм о людях и воспринимается вполне себе жизненно, а не как пропаганда коммунистической партии, как писали ранее рецензенты. Сценарий и режиссура фильмов Довженко сродни полотнам М. Шолохова («Тихий Дон») о судьбах донского казачества. Фильм «Земля» вошёл в десятку лучших фильмов мира – всех времен и народов, а это дорогого стоит. Мировая известность спасла Довженко от ГУЛАГа.

Сталин потребовал от опального украинского режиссера снять более удобную для пропаганды ленту о герое гражданской войны, Щорсе. Фильм вышел в прокат в 1939 году. Картина о красном командире Щорсе по сюжетной линии перекликается с первенцем казахского звукового кино, лентой «Амангельды Иманов» (1938), – в угоду установкам Кремля положительные образы лепились из преданных партии борцов «за рабочее дело».

Мэтр собственно обладал красивой внешностью, на кадрах хроники в любом зале узнаваем: божественной лепки рано поседевшей головой, осанкой, некой отстраненностью. Ранние фотографии передают его одухотворенное лицо, рельефный торс… Просмотрев ранние полотна Довженко («Земля»), мы склонны утверждать, что фильм отснят на автобиографическом материале, а молодой улыбчивый парень с насмешливым взглядом и чёлкой непослушных волос на лбу, статный, – косая сажень в плечах, – это сам Александр Довженко.

Педагогом Довженко был настоящим, да и образование имел соответствующее. Тянуло его к молодым, ищущим, с горящими глазами, – им открывал секреты мастерства. Лепил из сырого податливого материала верных искусству последователей. Попасть на курс Довженко во ВГИКе считалось престижным. К примеру, к числу везунчиков, кому удалось лицезреть знаменитого режиссера (Довженко вел занятия в соседней аудитории), был казах Султанахмет Ходжиков. Вернувшись в Казахстан, Ходжиков реализовался в известных картинах («Кыз-Жибек», 1972). В отснятых Ходжиковым кинолентах узнаваемы по-довженковски крупные планы главных героев, панорамные съемки, паузы, когда как в немом кино, без слов считывается эмоциональное состояние персонажей (Толеген, родители его и невесты, Кыз-Жибек).

Довженко снимает фильм “Земля”

Довженко с головой уходил в работу, сценарий, пытаясь абстрагироваться от соцреализма. Кредо Довженко – Жизнь, точнее – ее мгновения, которые важно уловить и зафиксировать. В чем-то деятельность кинематографистов подобна заботам астрономов, что наблюдают звездное небо в надежде открыть неизвестное прежде космическое тело.  Правду о драме родной земли А. П. Довженко переживал как личную. Киноповесть «Украина в огне» (1943) – это откровение Довженко. Режиссёр решился рассказать горькую правду о советском бюрократизме, приведшем к гибели сотен и тысяч неповинных людей в военное время на Украине: «Земля наша украинская, мученица наша, в огне ты, в огне!». Киноповесть была запрещена для постановки с формулировкой: «это – вылазка против нашей партии, против Советской власти, против колхозного крестьянства, против нашей национальной политики. Книга отражает враждебную идеологию автора».

А. П. Довженко ненамного пережил генералиссимуса Сталина и его приспешника Берию (умер классик советского кинематографа 25 ноября 1956 г.), однако успел создать театральную постановку – драму «Потомки запорожцев» (1953, поставлена в 1961 году), которую сам автор назвал драматической поэмой. В ней он изображает события начала 30-х гг., коллективизацию украинской деревни. Показывая трагедию кулачества, автор не обошел тему противостояния между чиновниками-бюрократами и тружениками-колхозниками.

Довженко так и не выпустили на родную Украину, куда он просился уже после разоблачения культа личности. Жесткая хватка режима не ослабла: заложники идеологии, мастера культуры, вынуждены были показывать мир лишь в черно-белом или красно-белом, цвете. Его единственной наследницей стала супруга, актриса и режиссер Юлия Солнцева. Она сумела сохранить архив, рукописи и личные вещи Довженко, издать его рукописи и письма. Ряд написанных им сценариев изданы и поражают душевностью, ведь посвящены они людям Родины. Киноповесть Александра Довженко «Зачарованная Десна» опубликована в 1956 г. в журнале «Днепр».

Пока готовился этот материал, мы запросили мнение авторитетного украинского литератора, журналиста, президента Международной Академии литературы и искусства Украины Сергея Дзюбы. Приводим его компетентное мнение: «И книжки у Довженко чудесные, там много светлого и доброго юмора. Например, «Зачарована Десна». Национальная киностудия художественных фильмов (Киев) и Одесская киностудия художественных фильмов носят имя Александра Довженко. В 1972 году учреждена Золотая медаль имени А. П. Довженко «За лучший военно-патриотический фильм». В 2016 году наша Академия учредила международную награду – медаль «Александр Довженко». Сейчас Украина хочет добиться вывезти из Москвы и похоронить останки А. П. Довженко на его Родине, как он и завещал. На Черниговщине, в Соснице, есть музей Александра Довженко, в котором растут яблоки из его сада. Он и сейчас – очень почитаем в Украине!»

Исторические параллели неизбежны. Казахстан после обретения Независимости вернул на Родину прах наркома Смагула Садвокасова, идут поиски останков расстрелянных в Москве лидеров «Алаш». Продолжается процесс возвращения на Родину незахороненного черепа хана Кенесары. Медали А. Довженко удостоены и казахстанские деятели культуры и науки.

Двадцатый век оставил много уроков из истории сопротивления интеллектуалов и творческих лиц античеловечным диктатурам. Задача новых поколений – не утерять критериев истинного самовыражения художников, сберечь незамутненный взгляд и вкус к творчеству!

Гюльнар Муканова,

к. и. н., доцент Казахского НУ им. аль-Фараби, Казахстан

Навігація записів

Ще цікаві повідомлення

Не бажаєте прокоментувати?